В 1905 году А.М.Ремизов после ссылки получил разрешение жить в столицах. В Петербурге одной из главных трудностей был поиск работы. Ему пытались помочь друзья, в том числе - Д.В.Философов. 

5 ноября 1905 года Философов писал Ремизову и его жене:

«Теперь, вот уже несколько дней, у меня есть возможность определить Алексея Михайловича в Контроль. Служба безобидная и чистая – часа четыре-пять в день, занятий нетрудных и для Алексея Михайловича привычных. Во всяком случае, верный кусок хлеба и хорошее положение среди служащих. Для этого необходимо, чтобы Алексей Михайлович на бумаге большого формата написал записку по следующему образцу: “Потомственный Почетный Гражданин, Алексей Михайлович Ремизов, ходатайствует о принятии его на государственную службу по ведомству государственного контроля. Образование получил тогда-то, с таким-то аттестатом. Петербург. 6 ноября 1905 г. Жительство имеет там-то”» (1).

Read more... )
Спектакль по пьесе Ремизова "Бесовское действо над неким мужем, а также смерть грешника и смерть праведника, сиесть прение Живота со Смертью" был поставлен в театре В.Ф.Комиссаржевской ровно сто один год и один месяц назад, в декабре 1907 года. Режиссером спектакля вначале был Всеволод Мейерхольд, но как раз в это время он, поссорившись с Комиссаржевской, ушел из ее театра, и постановшиком стал Ф.Ф.Комиссаржевский, брат Веры Федоровны. Декорации писал Мстислав Добужинский. Для Добужинского, как и для Комиссаржевского, это был первый опыт работы в театре в качестве, соответственно, сценографа и режиссера. Через 45 лет, в 1952 году, Добужинский станет сценографом последней режиссерской работы Комиссаржевского, оперы А.Берга "Воц-цек", поставленной в Нью-Йорке. Музыку к "Бесовскому действу" написал Михаил Кузмин.
там много, совсем не только про Ремизова )
"Своего ребенка к литературе я начала приобщать с пеленочного возраста. С удовольствием, предвкушая возвращение в детство, недавно достала и свои любимые книжки, для которых мы уже «созрели». И вот тут–то я поняла: не мешало бы сначала перечитать то, чем собираешься порадовать малыша. Итак, сборник сказок русских писателей «Городок в табакерке». Тут и Пушкин, и Бианки, и Ершов. А еще А.М.Ремизов с шедевром «Зайка». Я уже приготовилась к рассказу о ком–то длинноухом и пушистом, ан нет. Зайка — некто женского пола в платье и с косичкой. Ела на обед «зайца жареного да козу паленую, а на загладку — «пупки Кощея». Непривычный рацион. И приятели у нее были странные: «гадкий Зародыш, Барабанья Шкурка, Чучело–Чумичело, Кучерище и его сын Васютка». Страшно подумать, кто эти существа! И ребенку объяснить. А потом появились жоги Артамошка с Епифашкой, любители угощать друг дружку «мордой об стол». Тот же автор порадовал продолжением, которое людям с расшатанной психикой читать не стоит, — «К морю–океану» называется. Состоит из главок с названиями «Колокольный мертвец», «Задушницы», «Нежит», «Упырь». Вообще эта часть — готовый сценарий для фильма ужасов. Суть в том, что некая царевна Чучелка дожидается своего жениха Коструба. Вот как–то ночью он и приехал. Правда, мертвый. И привез невесту на кладбище, дескать, прыгай, милая, в могилку. А она почему–то заупрямилась и убежала в одинокую избу. Там свет хоть и горел, да на лавке мертвец лежал. Потом он зашевелился и открыл двери «гостям». «Целовал царевич царевну, и с каждым поцелуем теплая кровка текла в его холодные синие жилы. Мертвецы разлетелись по темным могилам и там облизывали красные губы». Как говорится, без комментариев".

Юлия Лемешенок, газета "Советская Белоруссия".

Источник: http://www.sb.by/post/75908/ , via[livejournal.com profile] scottishkot
В 1919 году в издательстве "Алконост" вышла книга А.Ремизова "Сибирский пряник". Книга вышла уже в новой орфографии, без ятей и еров, местом издания был обозначен город Петербург, а на обложке был рисунок самого Ремизова.
Несколько легких картинок и сказка )
Собачья доля. Петербургский сборник рассказов. А. Ремизов, Е. Замятин, Соколов-Микитов, В. Ирецкий, В. Шишков. Берлин: Книгоиздательство "Слово", 1922.

Из рецензии А.Дроздова в третьем номере журнала "Новая русская книга" за 1922 г.: "Одному из пяти авторов, вошедших в этот крохотный сборник, что таиться, Ремизову, понятно - пришла в голову мысль совокупно писательской толпою взгрустнуть о собаке. Погрустить согласились: Замятин, Ирецкий, Шишков, Соколов-Микитов… Из Ремизовской затеи вырос хороший колосок... Наряду с приятными рассказами приютился под красной обложкой " Собачьей доли" подлинный' маленький шедевр: "Глаза" Замятина".

По мнению [livejournal.com profile] gloomovа, этот сборник значительно повлиял на "Собачье сердце" Булгакова.

А вот как он выглядит.
Картинки ок. 200 Кб )
Как раз сегодня приобрел книгу:

Алексѣй Ремизовъ. «За Святую Русь. Думы о родной землѣ». Изданiе журнала «Отечество». Петроградъ, 1915.
В 1955 году в Америке вышла книга Виктора Эрлиха "Русский формализм: история и теория" (Victor Erlich, "Russian Formalism: History, Doctrine", рус. пер. 1996) . Книга стала значительным событием, фактически открыв для западной славистики имена Шкловского, Тынянова, Эйхенбаума и др. Через шесть лет Виктор Эрлих стал профессором Йельского университета, где и проработал до выхода на пенсию.

Дедом Виктора Эрлиха был Семен Дубнов (1860 - 1941), известный еврейский историк, автор "Всемирной истории еврейского народа". Его дочь Софья Дубнова вышла замуж за видного бундовца, впоследствии председателя президиума Бунда, Генриха Эрлиха. Выходец из Польши, Генрих Эрлих посещал занятия в Варшавском и Петербургском университетах, активно занимался политикой, был членом Петроградского совета, выступал за независимость Польши. После 1917 года вместе с семьей переехал в Варшаву.
текст и картинки на 200 KB )
Или как там называется наука о размещении товара на полках?

В магазине видел книгу "Сказки Серебряного века", в которую, среди прочего, вошла сказка Ремизова "Царь Додон". Там вот про что. Жил-был царь Додон, и была у него дочь. Решил царь ее замуж выдать, съехались сваты.

"...И пошли сваты со свахами невесту охаживать, приданое-добро смотреть, всякую мелочь вдоль и поперек отрагивать, во все запускать свой глаз, такие дотошные, — да так и обычай велит.
И ни мало ни много, целый день трудились, — одного серебра, сундуки ломятся! — и лишь под вечер согласно решение вынесли: порухи нет никакой, невеста красавица и все, как надо быть, во всей красе царской, и лучшей невесты поискать не отыщешь. А ловкостей разных — няньки да мамки научают этому делу невест — порассказала царевна на загладку сватам так много, и пальцев для счета не хватит, и такие хитрости выказала, что и сами сваты, народ дошлый, да и те не выдержали, совсем очумели, да впопыхах вон, сломя голову, в сени дух перевести.
И только с сыпильным мешочком, подвязав его себе крепко, вернулись сваты к царевне.


Читать сказку дальше )

Книга была обнаружена в секции "Детская литература" магазина "Москва" где-то между Маршаком и Чуковским.
Рассказ "Пожар" (1903-1912, 1922), первый абзац:

"Белая Фекла, ворожея и ведьма, осенним утром родила крылатую черную мышь. И всякий опознал в новорожденном чортово дитё. А Ермил, немой и безногий сын Феклы, закопав у помойки погань, повесился".

И так далее. Величайший русский писатель двадцатого века, я так считаю.
В книжном магазине листал книгу Юрия Безелянского "99 имен Серебряного века". Наткнулся на описание истории знакомства Ремизова со своей будущей женой.

Они сидели в тюрьме, в соседних камерах, и в течение двух лет переговаривались через "ставку" (похоже, родственницу пастернаковской "фортки"). И полюбили друг друга, хотя ни разу друг друга не видели. Наконец, Ремизов захотел встретиться, и, задержавшись на прогулке, они впервые посмотрели друг на друга. Она была высокой статной красавицей с косой до пояса. Он был маленьким горбатым карликом с всклокоченными волосами и сломанным носом. Когда она его увидела, ее так потрясло несоответствие между нарисованным воображением прекрасным принцем и страшной реальностью, что она упала в обморок. Но потом все же вышла за него замуж.

Безумно трогательная история.
Read more... )
"А знаете, на чем бы я душу отвел - знаю, желание мое невозможное и никак не исполнимое. Но это мое чувство, как тогда, как я задумал сжечь все... Больше всего не выношу я "легкости", той самодовольной легкости, которую я всю жизнь домогался усвоить себе... а ведь без этой легкости, куда ни пойдешь, не обойдешься. Так вот бы я и прошелся по мюзик-холлам, дансингам, ночным кабакам, - по всем этим танцулькам, где так легко веселиться и в руках у меня - не хлеб, там не нуждаются, а только бомбы!

Что ж, если никакие революции ничего не изменили и нет никакой надежды изменить человека, вы правы, для его же пользы - вернуть его в лоно и очистить воздух: ведь не только от гнусности и подлости человеческой и всякой путаницы, добавлю и за себя, но и от пустой самодовольной легкости "дышать нечем".

"Письмо Достоевскому", 1933.
Наталья Кодрянская издала пять книг, все в Париже, все за свой счет, все стали редкостью. Три книги сказок (богато иллюстрированные Н.Гончаровой, Ф.Рожанковским и Ю.Анненковым) и две книги воспоминаний, "Алексей Ремизов" и "Ремизов в своих письмах". Речь о последней.

Бродя по сети, я наткнулся на интересный ресурс http://test.mosinfo.ru/apps/savine/search.html . Сейчас он не работает, сайт, насколько я понял, только тестируется, но иногда доступ к нему есть. Там хорошая база данных по литературе русского зарубежья. Так вот, про книгу "Ремизов в своих письмах" (1977) там написано:
Read more... )
Про журналиста Котылева.

"Котылев - отчаянная голова, возьмется за что, ни перед чем не остановится, доведет до конца. В одну из моих "катастроф", желая помочь мне, долго не думая, он отправился в редакцию "Нового Журнала для Всех", к знакомому редактору и издателю Николаю Архиповичу Бенштейну (Архипову) - (в свое время Котылев помог ему у Виктора Сергеевича Миролюбова откупить "Журнал для Всех") и потребовал у Бенштейна послать мне немедленно аванс - 50 рублей. Основания никакого не было и Бенштейн заупрямился, тогда Котылев, не вступая в пререкания, ударил его "по морде". В тот же вечер я получил от Бенштейна 50 рублей и с письмом, пишет, что "всегда готов, но просит в следующий раз без посредников".
Из комментариев к "Мышкиной дудочке".

Текст Ремизова: "Выражаясь по-ученому, скажу мое впечатление: "драстические сцены - дериват эротического сюжета".
Комментарий: "Драстические сцены - прилагательное образовано от фр. "drastique" - сильнодействующее слабительное средство".
Вопросы на понимание текста:
1. Как вы понимаете выражение "драстические сцены" с учетом приведенного комментария?
2. Как вы понимаете выражение "драстические сцены" с учетом следующих словарных значений слова "drastique" - "сильно действующий, решительный, резкий, радикальный"?
Read more... )
Карлсбад
К еленьему скоку

     Охотился Богемский король Карл VI в Богемских горах в самой дебри и напал на оленя. И такой чудесный этот олень: копыта серебряные, рога золотые - заглядишься. Погнался король за оленем, да не тут-то: прыток - не поддается. И охотник не простой, так по пятам, не отпускает. Свита перепугалась: не простой олень, худо б не вышло. А олень: куда деваться? - скок на скалу - да со всего размаху вниз: и угодил в Шпрудель. "Где, где олень?" - "Сорвался!" Тут король и вся его свита потихонечку со скалы спустились - жалко, нельзя упустить: королевская добыча! Смотрят: олень в речке, а пар от него - глаза застилает. Опустили градусник - и глазам не верят: +73 С. "Вот так речка!" Вынули бережно оленя - вареный! - и с оленем назад на скалу и на скале поставили. Олень и окаменел.
     Так открыли Шпрудель.
     Это было в 1349 году.
     И с той поры со всех концов света потянулся народ к Оленю - "к еленьему скоку" - zum Hirshensprung за шпруделем - "живой водой". И из всех дорог эта дорога к оленьему скоку самая дорогая в мире, но и память - незабываемая.
2 января 1911 года Алексей Николаевич Толстой в своем доме устраивал маскарад. Среди прочего ему потребовалась обезьянья шкура, которую он никак не мог найти. Он обратился за помощью к Анастасии Николаевне Чеботаревской, жене Федора Сологуба, и она одолжила искомую шкуру у своего знакомого врача.

Среди приглашенных был и Алексей Михайлович Ремизов. За несколько дней до этого (30 декабря) он получил такую открытку:
"Милый Алексей Михайлович, приходите к нам завтра 31-го встречать Новый Год, вместе с Серафимой Павловной. Ежели-же Вам обоим нельзя будет прийти (что нас очень огорчит), 2-го января ждем Вас обоих непременно. У нас будет Бенуа и Бородаевский, больше никого. Затем остаюсь Ваш и навсегда гр. Ал. Толстой".
Read more... )
Из воспоминаний С.И.Дымшиц-Толстой, жены А.Н.Толстого:

"В этот период нашей перербургской жизни <вторая половина 1900-х гг.> мы стали посещать ряд писательских домов. <...> К Ремизовым А.Н. проявлял интерес наблюдателя, идти к ним называлось "идти к насекомым". Действительно, и сам хозяин - маленький, бороденка клинышком, косенькие, вороватые взгляды из-под очков, дребезжащий смех, слюнявая улыбочка, - и его любимый гость - реакционный "философ" и публицист В.В.Розанов - подергивающиеся плечи, нервное потирание рук, назойливые разговоры на сексуальные темы, - все это в самом деле оставляло такое впечатление, точно мы вдруг оказались среди насекомых, а не в человеческой среде".

Милое, милое семейство Толстых.
А.М.Ремизов. Из книги "Ахру":

"Странные бывают люди - странными они родятся на свет.

Лев Шестов, о нем еще с Петербурга, когда начал печататься в Дягилевском "Мире Искусств", пущен был слух, как о забулдыге - горькой пьянице. А на самом-то деле, - поднеси рюмку, хлопнет и сейчас же песни петь! - трезвейший человек, но во всех делах - оттого и молва пошла - как выпивши.

Розанов В.В., тоже от странников, возводя Шестова в "ум беспросветный", что означало верх славословия, до того уверился в пороке его винном, всякий раз, как ждать в гости Шестова, вином запасался и всякий раз, угощая, не упускал случая попенять, что зашибает.

А настоящие люди - ума юридического - отдавая Шестову должное, как книжнику и философу, в одном корили, что водится, деликатно выражаясь, со всякой сволочью, куда первыми входили мы с Лундбергом, и все приписывалось "запойному часу" и "по пьяному делу".
Классический сюжет со всеми полагающимися героями, странами и антуражем - король Марк, рыцари, Ирландия, Самайн, семь зрачков и т.д. И при этом вот такие кусочки:

"У Аполлона случилось несчастье: его любимый повар Амос сбежал с любимой горничной Глорианды Аннушкой..."
Или вот, Read more... )
Том 6. Лимонарь.
Первая часть.Подготовка текста произведений "Свет неприкосновенный", "Свет невечерний", "Цепь златая", "Трава-мурава", комментарии О.А.Линдеберг.
Ответственный редактор тома А.М.Грачева.
Read more... )

Profile

in_definite

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
26 2728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:12 am
Powered by Dreamwidth Studios